Прокуратура Ленинского района города Ставрополя Адрес: 355035, г.Ставрополь, ул. Морозова, 1 А Телефон: (8652) 37-08-04
Прокурор разъясняет
Особенности определения ответственности за противоправные деяния террористической и экстремистской направленности и способы противодействия им 01.09.2017

В последние годы перед всей мировой общественностью как никогда остро стоит вопрос противодействия религиозному экстремизму, который, на данный момент в большинстве своем неотделим от терроризма. В результате бесчеловечного кровопролития деформируется общественное сознание. Снижается уровень социального доверия и солидарности обществ, столкнувшихся с терактами, так как  нарушаются основополагающие гражданские права, прежде всего, право на жизнь. Это влечет за собой не только страхи и опасения, связанные с боязнью оказаться в зоне террора, но и определённое недоверие к демократическим режимам, не способным защитить граждан от терактов.
В Уголовный кодекс РФ с 9 мая 2014 г. была введена в действие статья 280.1, устанавливающая уголовную ответственность за публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ.
В пояснительной записке к Федеральному закону от 28 декабря 2013 года № 433-ФЗ1 было указано: «ФЗ направлен на предупреждение возможных сепаратистских тенденций и призывов к действиям по уступке частей территории России иностранным государствам, а также пресечение распространения сведений, оправдывающих эти действия».
Нельзя сказать, что ст. 280.1 УК РФ является абсолютной новеллой уголовного законодательства РФ. Подобные преступные действия ранее охватывались составом преступления, предусмотренного ст.280 УК РФ (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности). Ведь согласно ФЗ от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» одним из проявлений экстремисткой деятельности является насильственное нарушение территориальной целостности РФ. Теперь же такие действия выделены законодателем в отдельный состав преступления. Однако ст.280.1 УК РФ предусматривает призывы к любым, не обязательно насильственным действиям, направленным на нарушение территориальной целостности страны.
Диспозиция ст.280.1 УК РФ является простой, то есть повторяет название статьи и не указывает признаки объективной стороны преступления, обозначая ее общим термином «призывы». Данный термин неоднократно использован законодателем для определения объективной стороны различных преступлений. Например, в ст.205.2 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма», ст.280 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности» и в др. В соответствии с общими положениями уголовного законодательства «призыв» - это одна из форм подстрекательских действий. Призывы - это такая форма воздействия на сознание, волю и поведение людей, при которой путем непосредственного обращения к ним формируются побуждения к определенному виду деятельности. Призывы, в отличие от подстрекательства, носят общий характер, т. е. не обращены персонально к кому-либо, в них нет конкретного указания на место, время и способ совершения преступления.
Согласно ст.280.1 УК РФ призыв должен быть публичным. Для разъяснения вопроса о том, что понимать под «публичными призывами», логичным представляется применение Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», согласно которому публичными призывами являются выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей общего пользования, включая сеть Интернет) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению экстремистской деятельности. Постановление Пленума ВС от 9.02.2012 N1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» различает «публичные призывы с использованием СМИ» и «публичные призывы с использованием сетевых изданий». В соответствии с п. 21 решая вопрос об использовании средств массовой информации для публичных призывов, необходимо учитывать положения Закона РФ от 27 декабря 1991 года N 2124-I «О средствах массовой информации». Преступления, предусмотренные частью 2 статьи 205.2 УК РФ, следует считать оконченными с момента распространения продукции средств массовой информации (например, продажа, раздача периодического печатного издания, аудио- или видеозаписи программы, начало вещания теле- или радиопрограммы, демонстрация кинохроникальной программы). В том случае, если публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма совершены с использованием сетевых изданий (сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, зарегистрированных в качестве средства массовой информации в установленном порядке), содеянное следует квалифицировать по части 2 статьи 205.2 УК РФ. Использование для совершения указанных деяний сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, не зарегистрированных в качестве средства массовой информации в установленном порядке, квалифицируется по части 1 статьи 205 УК РФ. (п.22 Постановления Пленума ВС от 9.02.2012 N1)
В диспозиции ст.280.1 УК общественно опасным действием являются публичные призывы (множественное число), т.е. не один публичный призыв, а как минимум два. Подобным образом звучат диспозиции и ст.280 УК РФ, и ст. 205.2    УК РФ. Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2011 N 11 преступление считается оконченным с момента публичного провозглашения (распространения) хотя бы одного обращения независимо от того, удалось побудить других граждан к осуществлению экстремистской деятельности или нет. Подобное толкование, на наш взгляд, является неправомерным, так как уголовный закон должен толковаться буквально, а любые сомнения толкуются в пользу подозреваемого. Поэтому привлечение к уголовной ответственности лица, совершившего один публичный призыв к действиям, нарушающим территориальную целостность РФ, является неправомерным. Такая же проблема возникает в отношении содержащегося в диспозиции ч. 1 ст. 280.1 УК РФ указания на действия, направленные на нарушение территориальной целостности, что также наводит на вопрос о том, является ли преступлением единичный призыв к одному подобному действию.
В настоящее время судебная практика по ст.280.1 отсутствует. Однако 17 августа 2014 года была задержана П.Д.В. Гражданка обвиняется по ч.2 ст.280 и ч.2 ст.280.1 УК РФ в связи с еѐ участием в подготовке несостоявшегося «Марша за федерализацию Кубани». 17 августа 2014 года в Краснодаре должен был пройти «Марш за федерализацию Кубани». Данное мероприятие не было согласовано с властями. П.Д.В. в социальной сети «Вконтакте» на своей странице приглашала всех желающих принять участие в этом марше. Данная запись выглядела следующим образом: «Во всех терактах и катастрофах виновато правительство и его окружение. Только при путинском капитализме постоянно происходят теракты и катастрофы. Чтобы остановить этот беспредел, стране нужна революция. Только революция может избавить страну от всех бед, которые происходят - платное образование, медицина, невозможность приобретения собственного жилья, низкие зарплаты и высокие тарифы ЖКХ, политзаключенные, и, наконец, военная агрессия на Украине и череда постоянных катастроф. Просыпайся, народ!». Данное обращение  является ярким примеров призыва к насильственному нарушению территориальной целостности РФ, следовательно, содержит признаки экстремисткой деятельности, указанные в ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности». Поэтому действия гражданки необходимо квалифицировать исключительно по ч.2 ст.280 УК РФ.
В заключении отметим, что человечество постоянно меняется, и сейчас в условиях глобальной информатизации общества изменяется и человеческое и общественное бытие. Раздвигаются границы, связь устанавливается моментально и с любой точкой мира, коммуникация становится главным социальным процессом, главным способом образования социального пространства и времени, основным механизмом социального управления. В результате чего, информационно-психологическое воздействие на  сознание  масс и индивидуума производится в основном  в массово-коммуникационной сфере. Экстремистские информационные ресурсы ведут активную пропаганду в масс. медиа идей социальной справедливости в «исламском государстве». Простота подобных лозунгов находит отклик в сердцах некоторых верующих. Людям прививают мнение, что только их путь верный и только они видят истину, а «всякое инакомыслие есть по сути грех, и нуждается в искоренении». Радикальные деятели нашего времени целенаправленно используют приём повторения, пропагандируя соответствующие идеи и внедряя их в сознание молодёжи, массово воздействуют  на него путем тиражирования  и популяризации видеороликов с выступлениями боевиков, песен, экстремистской литературы в Интернете. Экстремисты усиленно продвигают идею «справедливого государства» в простой, доступной форме. В своих речах они пользуются убеждающей коммуникацией, настраивая аудиторию на определенные чувства, а также выработать у слушателей ценностные ориентации и установки; убедить в правомерности стратегий взаимодействия; сделать своим единомышленником. Правильно построенная форма коммуникации меняет личностные установки, убеждения, ценностные ориентиры. Аргументируя, доказывая, разъясняя и сравнивая; приводя примеры и цифры, факты; показывая достоинства и сглаживая недостатки; опираясь на эмоции и включая слушателя в кинестетический канал с помощью вербальных и невербальных ключей доступа; используя психологические приемы присоединения, формирование аттракции, создание атмосферы доверия. Вся эта работа по обработке сознания молодежи ведется через Интернет, как самое распространенное средство коммуникации в среде подростков. Число сайтов экстремистской направленности растет в геометрической прогрессии. Если рассматривать молодежные «джамааты», действующие под прикрытием якобы исламской идеологии, напоминают множество современных субкультур, таких как эмо или готы, отличаясь лишь образцом поведения, противоположным отношением к практике насилия и идейным наполнением. Таким образом, вера способствует становлению у молодежи моральной убеждённости в правильности определенных социальных идей и политических проектов; а также в легитимизации насильственных способов достижения «благих» целей.
Таким образом, следует заметить, что для борьбы с терроризмом в современных условиях уже недостаточно использовать силовые методы борьбы. На первый план должна выйти борьба за «умы и души населения». Прежде всего, решение социальных вопросов, создание религиозных организаций, которые объяснят подросткам преступную и бесчеловечную суть идей религиозно-политического экстремизма, выработать у них стойкое неприятие попыток привлечь к антиобщественным деяниям. Должна быть развита идея патриотизма среди юношей призывного возраста — « защитников конституционного строя Российской Федерации». Привлечь детей и молодежи в позитивную деятельность, создать детские и молодежные общественных формирования, клубы, центры и другие объединений, направленные на их физическое и духовное развитие. Необходимо не только контролировать информационные потоки, но и сформировать систему идей, субъектов- носителей и каналов их распространения, которая сможет автономно от государства способствовать формированию позитивного общественного сознания, исключающего саму возможность использования насилия для достижения каких-либо целей.